14:14 

Сокровище спящего дракона.

Шекспира
Миг создают творящий и созерцающий, сплетаясь ролями.
Название: "Сокровище спящего дракона".
Автор: Шекспира.
Рейтинг: G.
Жанр: приключения.
Размер: мини (2300 слов).
Персонажи: Минато, Кушина.
Дисклеймер: Кишимото-сан.
Разрешение на размещение: с указанием источника.
Предупреждение: OOC. Играюсь временем ;) ОС-ы.

И вообще мне не жалко :)))

Пришёл февраль, скользнул по деревьям тонкими тёплыми лучиками. Сугробы подтаяли, зажурчали ручьи. С крыш свесились звонкие сосульки. Кап-кап, всё время стучало за окном по-весеннему весело.
Минато сидел с разноцветными бабочками. Настольная игра, подаренная дедом, включала в себя сотню разнообразных ярких крылышек из тонкой бумаги и песочные часы. Время истекало быстро, бегали проворные пальцы, синие глаза замерли, фиксируя одновременно всё игровое поле. Чердак наполнил сухой шелест, Полкан то и дело поглядывал в открытый мезонин, высунув морду из буды.
Игра развивает внимание и проворство, учит замечать детали. Некоторые крылышки различаются лишь размером, некоторые деталями рисунка, оттенками цвета. А ещё увлекает невероятно.
Дед вышел во двор, опираясь на палку, вдохнул весенний животворный воздух, поглядел поверх забора.
- Хорошо в краю родном! Тут меня никакая хворь не одолеет!
Минато усмехнулся, не отрываясь от своего занятия. Прядь волос сползла на лицо, но чтобы поправить её, нужно было отвлечься.
- Минато! Пойдём, чтоль, потренируешься?
- Да дедуль, - мальчишка отложил своё занятие. - Иду!
Повязал чехлы, закрепил на поясе танто. Одним ловким движением опустил тело в люк, собрался, спрыгнув прямо к ботинкам.
Дед нёс в руке свёрток с кунаями. Первая тренировка под его руководством за два месяца обещала стать сюрпризом. Мальчишка то и дело поглядывал на свёрток, пока они шли за дом, мимо пустых бабулиных клумб, туда, где стояли манекены, щиты, где дед сам тренировался многие годы.
Такеши-сан велел пододвинуть низкий деревянный кругляш к одному из стендов, завязал внуку глаза тонким шарфом. Ничего не было видно. Дедовские руки взяли за плечи, развернули и толкнули, заставляя сесть на подтянутую ступеньку. На фоне растревоженной весенней свежести, отдалённого лая собак и криков деревни послышались тянущиеся хлюпающие грязью шаги, Такеши-сан отходил прочь.
- В бою у шиноби нет времени вертеть головой, - послышался его голос с расстояния пяти метров. Словно дед появился перед мысленным взором, занял своё место на фоне чернеющего сада. - Поэтому всякий шиноби ориентируется на звук. Запомни, с каким звуком летит кунай. Хорошо запомни, это звук смерти.
Коротко и едва различимо свистнуло, возле головы глухо стукнуло, обдавая барабанные перепонки звоном напряжения. Кунай вонзился в щит совсем рядом.
- Я буду метать один за другим, скажешь, когда сможешь различать звук, не спеши.
И снова глухо стукнуло, с другой стороны. Минато мысленно выключил улицу, оставляя щит и деда в кромешном мраке под повязкой. Здесь света не было, движения тоже не было, и никогда не наступала весна. Пространство между ними наполнено сопротивляющимся воздухом. Стальные кунаи прошивают его быстрыми мощными торпедами. Их форма такова, что это сопротивление минимально, но всё же оно есть, и мерно повторяющемуся стуку предшествует короткий удивлённый свист. Совсем короткий.
Боязнь оружия отступила, сколько бы дед не метал с этой маленькой дистанции, он не причинит внуку вреда. Кунаи не были страшными. Будто засыпая, Минато погружался в короткий свист, похожий на вздох.
- Дедуль, а ты можешь отойти? - попросил он.
- Не боишься? - спросил ветеран, вынимая оружие из толстой доски. Отчётливо звякая, оно ложилось обратно в свёрток.
- Кунай по себе не страшен, - рассудил Минато. - Ты же бросаешь, значит, не боюсь.
- Молодец, - похвалил дед, и голос его был полон гордости. - Надо не оружия бояться, а того, кто его использует. Как далеко отойти?
- На десять давай... посмотрим.
Снова прочавкали шаги. На этот раз они чавкали долго, смешно, словно сербали лапшу, и лапша эта ударяла по носу. Минато хихикнул.
- Что там? - поинтересовался дед.
- Ты будто лапшу сербаешь, - поделился внук наблюдениями.
Намикадзе-старший громко хмыкнул.
- Ничего, ещё месяцок, и перестану сербать. Ну, ты готов?
- Да, дедуль.
Было ничего не понятно и не видно. Инстинктивно повернул голову в поисках зрительных образов. Свист был достаточно длинным, чтобы Минато успел испугаться и дёрнуться обратно, на место. В груди ёкнуло, когда рядом с ухом раздался глухой удар. И сразу засвистело с другой стороны. Мальчишке хотелось уклониться, ладони мигом вспотели, но дёргаться на прицеле у деда не следовало, можно подставить под следующий кунай лоб. Самое безопасное - в центре, где дед видит, и куда не будет целиться точно. Затылок одеревенел, горло сжалось, задерживая просьбу прекратить упражнение. Свист был хищным, отчётливым, пронизывал жутью и опасностью. Минато выбросил руку, пытаясь поймать его, словно муху, и сжал пальцами холодную сталь. Из пореза выступила капелька крови.
- Молодец, - похвалил дед.
Минато осторожно переложил кунай в правую руку рукоятью, слизал кровь. Уж если ловить, то на долю секунды позже. Отсчитать от свиста "один". Это на десять метров. Значит, с пяти нужно сразу, с пятнадцати "один" и пауза. С двадцати "один" - пауза - "два".
Поймать каждый кунай не получалось, Намикадзе сидел, не шевелясь, только руки порхали, бросались снизу вверх быстро и стремительно. В пустоте это было легко. Несколько раз попадал по оружию вскользь, отклонял, зарабатывая порез, сосредотачивался, определяя, в каком именно направлении летит оружие, но звук не позволял определить, слишком коротко. Вот бы хоть краешком глаза!
- Дедуль, а без повязки можно?
- Без повязки страшно будет, - предупредил ветеран.
Действительно, сначала следовало полностью побороть страх, но как же его поборешь, если без визуальной фиксации удовлетворительного результата Минато не достичь?
- Давай попробуем, - вздохнул. - Я постараюсь.
Шаги зачавкали в его направлении, мальчишка стащил повязку, огляделся. Оружие торчало вокруг, словно он сидел в кусте, лежало на коленях, аккуратно сложенное. Значительная кучка пойманных кунаев ободрила. Если эти мухи можно ловить, то не такие они страшные. Дед собрал всё обратно и зачавкал на позицию. Минато лизнул изрезанную кисть. Кровь уже свернулась, капельки засохли, а болело не настолько, чтобы затруднять движения. Совсем чуть-чуть.
Ледянистые глаза деда сузились, лицо посерьёзнело. Опытный шиноби выбирал цель и прикидывал усилия для броска. Ему не нужно было бы на это отвлекаться, если бы он собирался убить Минато. Но у щита сидел его любимый внук, золотистые вихры прислонились к мокрой иссеченной за десятилетия тренировок доске, синие глаза опасливо и серьёзно взирали на свёрток с оружием.
- Сейчас будет очень страшно, - предупредил Такеши-сан.
Минато дышал медленно, настраиваясь на покой. Уверенность, с которой рука шиноби брала оружие, послала вдоль позвоночника волну мурашек. Это был уже не дед, а опытный боец, противостоять которому совсем непросто. Взгляд Минато прикипел, фиксируя промедление и готовность. Свиста он не слышал, стальной рыбкой порхнуло острое оружие, устремляясь к нему, приближаясь, несло в себе волю, силу и опыт пожилого воина. "Смертоносный" перестало быть абстрактным понятием, у него появилось совершенно осязаемое ощущение, цвет, образ. Кунай воткнулся в щит, и волна страха, крывшегося за напряжением, окатила с головы до пят, даже зубы застучали. На лбу выступила капелька пота.
- Ты как? В порядке? - встревоженно изучал его дед.
- Да, - заверил Минато, стараясь скрыть волнение. Вместе с выбросом адреналина просыпалась мальчишеская лихость. Хотелось испытать это вновь, как прыжки в воду с раскаченной над обрывом верёвки. - Я поймаю!
Дед выглядел спокойным. Дед ему доверял, верил, что внуком руководит здравый смысл. Минато стряхнул эмоции, выискивая компромисс между новым увлечением и ответственностью.
Такеши-сан приготовился. На сей раз он не медлил, и весь "один" ушёл на борьбу с мгновенным оцепенением. Рука двигалась медленно-медленно, преодолевая невидимое внутреннее сопротивление, но почему-то успела, и даже распахнула пальцы, пропуская между ними лезвие. Легко и уверенно схватила рукоять. Тело содрогнулось, выплёвывая напряжение.
Дед качнул головой, то ли сердито, то ли серьёзно.
- Не пойму, как ты это делаешь, - прокряхтел. - Джоунины отрабатывают рефлексы многие месяцы.
- Я его вижу, - дернул плечами Минато.
- Но когда сообразить успеваешь? - продолжал ворчать на свою непонятливость дед.
- Так... - мальчишка не знал, что ответить. Почему сообразить надо успеть? Думать же не бежать, времени переставлять ноги не надо! Кунай, рука, пространство, они есть, и не надо их представлять. На что времени уходить?
- Ладно, давай продолжим, - дед снова достал оружие. В голове посветлело и очистилось, едва кунай отделился от ладони, Минато отсчитал "раз".

На окраине деревни таяла снежная крепость, удерживая свои позиции против весны так же стойко, как выдерживала копошащуюся ребятню. В садах печально ютились снеговики, оседая, теряя ветки и угольки. По ночам ещё прихватывал морозец, покрывая размокшую землю коркой льда.
Оледеневшие берега вспухли, ощетинились огромными льдинами, будто гарцевали лохматые ледяные звери, и всё это разнообразие сияло в тёплых солнечных лучах миллионами радуг.
Кушина восторженно ахнула. Мито-сама первым делом предупредила не ходить сюда, и теперь стало ясно, почему. Лабиринт сказочных замков манил отважных исследователей!
- Это пещера спящего дракона! - заявил рыжий электровеник, врываясь под сияющий свод.
Наваки и Генджи робко шагнули следом. Мощные глыбы мирно покоились, навалившись друг другу на плечи, будто прямо посреди схватки у них внезапно иссякли силы. В углах виднелись остатки сугробов, солнце не доставало в это ледяное царство своими лучами.
- Кушина? - позвал Наваки, не решаясь крикнуть. Льдины подхватили его голос, разнесли по лабиринту.
- Ай? - откликнулось звонкое эхо.
- Где ты?
- Тут! За поворотом!
Но поворотов, проходимых и не очень, в "пещере спящего дракона" было бессчётное множество. Мальчишки мотали головами, опасаясь заблудиться и потерять непоседливую Узумаки.
- Возвращайся! - потребовал брат. - Ты там запутаешься!
- Но здесь обязательно должны быть сокровища - упрямилась выдумщица.
- Какие сокровища? - изумился Генджи.
- Кристаллы, - рассыпчато засмеялось эхо. - Волшебные ледяные кристаллы. Мы их найдём!
- Кушина, - Наваки осторожно пробирался, надеясь, что двигается правильно. - Чтобы исследовать пещеру, нужно в ней не заблудиться. Сделать план.
- У нас нет бумаги, - усомнился бывший глава хулиганской шайки, а теперь верный последователь Кровавой Хабанеро.
- Но она уже потерялась, - прошептал Наваки. - А если льдины обвалятся?
Генджи огляделся по сторонам.
- О! Я знаю, - радостно подпрыгнул он, шарахнувшись затылком об ледяной потолок. - Мы будем делать кунаем засечки! Хабанеро, ты идёшь?
Заснеженный рыжий раскрасневшийся ураган выскочил из противоположного конца галереи, едва не налетев на товарищей.
- Это грот гулкого эха! - заявила Кушина, радостно сверкая глазами. - Он ведёт поперёк, из него можно выбраться наружу. А там дальше - искристый бастион. Там можно наверх залезть.
- Наверх? - обрадовался Митокадо, едва не треснувшись снова.
- Да, пойдём! - потянула за куртку исследовательница. - Вот тут, если поцепишься руками за край, а сюда ногой станешь, можно выбраться наружу.
Генджи послушно выполнил указания, высунул голову над ледяным лесом. Подтянулся, полностью втягивая в отверстие тело. Он сидел на спине снежного скакуна, и вокруг него искрились, переливаясь радужной чакрой, его послушные ледяные звери.
- Э-гей! - заорал Митокадо. - Я повелитель снежных зверей! Они выполняют все мои приказания.
- А я ледяной дракон, я собираю сокровища и прячу их в главной тайной пещере! - вопила из-под льда Узумаки.
- Вот я вам сейчас покажу зверей! - грозно пообещала джинчурики, метая молнии из прищуренных глаз. - Вылезайте немедленно!!
Узрев в руках у почтенной куноичи широкий ремень, Генджи нырнул обратно под защиту льдин.
- Она с ремнём, - прошептал испуганно. - Давайте спрячемся, я не хочу выходить.
- Хуже будет, - хмуро возразил Наваки. - Она лёд раскидает, поверь. И тогда точно всыпет. Два дня не сядешь.
- Ой...
Кушина сердито засопела.
- Это не честно, что нам нельзя тут играть! Просто надо было, чтобы Генджи не кричал! Это же тайное место!
Митокадо виновато понурился.
- Главное, не спорьте с ней, я буду говорить, - отважно выдохнул потомок основателя деревни. - Бабушка, мы же к реке не идём, что такое? Тут воды нету!
- Наваки! А если этот лёд обвалится?! - рявкнула Мито-сама.
- Он толстый, посмотри сама, мы даже попробовали, выдерживает, - продолжал торговаться внук, не вылезая из укрытия.
- Идите сюда немедленно! - потребовала почтенная женщина.
- Ага! А Вы нас ремнём бить будете! - подала голос Кушина. - Всё равно, льдина привалит, или Вы!!
Брат на неё зашикал. Через щель, проковырянную кунаем на стыке, было видно, что куноичи задумалась.
- Кое-кто больше не получит рамен! - заявила Мито-сама, разворачиваясь спиной. Не глядя больше на детей и ледяные глыбы, она твёрдой походкой направилась обратно в деревню.
- Не честнооо!!! - взвыла Кушина на всю округу, выскакивая наружу, словно рыжая пробка. В глазах её стояли слёзы, губы были обиженно поджаты.
Но бабушка Сенджу была столь же неумолима, как и маленький электровеник. Печально вздохнув, Кровавая Хабанеро поплелась следом. Лучше бы им ремнём всыпали. Поболит и пройдёт, а без рамена теперь придётся жить долго и безрадостно.

Фугаку сидел на циновке, вытянув спину, и с умным видом опускал на доску белые шарики. Двоюродный брат, Мидзобути, выглядел точно так же неестественно серьёзным, орудуя чёрными. Из-за задвинутой перегородки с налепленным на ней красно-белым огромным веером доносились голоса.
Фугаку стрельнул глазами в сторону веера.
- Долго ещё, - произнёс безразлично, зондируя настрой брата.
- Долго, - так же осторожно согласился Мидзобути. - Вы устали, Фугаку-сама?
- Да, - подумав, согласился наследник. - Сегодня был тяжёлый день, много посещений. Пойдём, я покажу тебе коллекцию отца?
Мальчишка вытаращился и едва не попятился от столика с игрой.
Фугаку вздохнул. Перспектива торчать тут вечно с этими ходячими сборниками всяческих правил убивала наповал.
- Твой ход, - объявил он голосом молодого будущего главы. Мидзобути успокоился и положил шарик, не заметив, что чёрных стало на один больше. Фугаку радовало это тайное преимущество. Оно позволяло Мидзобути выиграть партию, но вместе с тем закладывало более основательную и реальную победу самого Фугаку. Совершенно невозмутимо он позволил брату окружить свои фишки, и снова что-то тёплое, сладкое, подобное свежей крови отчётливо потекло по горлу. Беспечный ровесник совершенно не подозревал, в какие игры с ним играют, наивно радовался выигрышу в го.

За окном собрались сумерки, в ровном свете электрической лампы из-под ручки струились аккуратные изящные иероглифы. Домашнее задание по теории ниндзюцу не требовало столь тщательного анализа, но Минато готовился не к школьным экзаменам, а к тому, что простиралось за ними, жизни шиноби. Она была совсем другой, увлекательной, полной риска и вызова. Давала пищу пытливому разуму каждым мгновением. Мальчишка решал задачу уже третьим способом, а в голове появлялись наброски для четвёртого. Хотелось объять необъятное, побывать везде, испытать всё, собрать знания воедино и... лучезарный миг славы предстал замечтавшимся глазам.
Вобрать, объединить вокруг себя умного Шикаку, хитрого Иноичи, надёжного Чоузу, ловкого Айро, бродягу Шиби, гордеца Фугаку, собрать их, подобно сокровищу, объединить узами дружбы, общими целями. Разделить с ними все приключения и вызовы, пройти длинный жизненный путь, чтобы в старости, подобно ветеранам, встречаться в чайных и без конца обсуждать, спорить, посмеиваться.
Минато вернулся к задаче. Глаза слипались, но мысль продолжала разворачиваться, стремиться, схемы становились более отчётливыми и реальными, чем комната вокруг.

@темы: Фанфики

Комментарии
2013-01-04 в 15:45 

Marlek
Busy living
Разделить с ними все приключения и вызовы, пройти длинный жизненный путь, чтобы в старости, подобно ветеранам, встречаться в чайных и без конца обсуждать, спорить, посмеиваться.
:hlop::hlop::hlop:
Прекрасная фраза, такая солнечная и теплая, полная надежд и света. И такая грустная,в контексте того, что до старости никто из них, не только Минато, и не дожил.

Браво! Очень солнечный фик, а еще не похожий на обычные фики по наруто, и от этого его очень здорово читать!
Спасибо!

2013-01-13 в 05:07 

Шекспира
Миг создают творящий и созерцающий, сплетаясь ролями.
Marlek, огромное спасибо :)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Yondaime Chronicles

главная